Перспективы социально-экономического прогнозирования в России

Источник: “Оборудование”

В современном мире знания стоят дорого, а знания о будущем экономики составляют настоящий золотой фонд любого развитого государства. Очевидно, не имеет смысла долго объяснять, как важны знания о будущем для выработки социально-экономической и иной политики государства, регионов, крупных предприятий, развития домашнего хозяйства. Александр Виссарионов

Сегодня в управлении российской экономикой очень серьезную роль играет инерционный прогноз экономики, на основании которого по законодательству должна строиться концепция долгосрочного развития экономики, детализирующая сам прогноз.

Отправная точка прогноза

Инерционный прогноз, конечно, многовариантный, рассматривает различные сценарии и зависит в основном от набора важных показателей: цена на нефть, инфляция, демография и т. п. От ресурсов и других факторов выводятся темпы экономического роста, а создаваемый в будущем продукт «разбивается» на разные цели: социальные и прочие. Но не все так просто— задаются, как правило, и некоторые социально-экономические нормативы, на которые необходимо выйти в будущем, но все же в основном они зависят от динамики объемов и производительности экономических ресурсов, а не наоборот.

Некоторую альтернативу такому подходу мы можем видеть в отдельных развитых странах за рубежом, например, в США есть модель прогнозирования, выстраивающая формирование картины будущего от демографической сферы, от трудовых ресурсов, квалификационной структуры, рабочих мест и т. п. Такую схему, конечно, можно считать более социализированной.

Понятно, что идеалом социализации общества в прогнозировании была бы система, выстраивающая четкую будущую линейку «социального продукта»: благосостояния, социальных программ и благ, конкретных позитивных сдвигов в здравоохранении, питании, обеспеченности жильем, обучении, рекреации и т. п. И вот под такую линейку уже выстраивались и оптимально использовались экономические ресурсы, создавая будущий социальный продукт.

То есть сначала должна разрабатываться долгосрочная концепция социально-экономического развития страны, а под нее уже подстраиваться все остальное, но, естественно, в объективно возможных рамках. И тут нужно больше воли и решимости политических партий и движений в создании кон­кретного облика будущего, а не голого экономического расчета, когда нам просто говорят, что реальные доходы граждан через много лет вырастут на столько-то, а это мало кому о чем говорит. К тому же реальные расходы в перспективе почему-то зачастую оказываются выше «реальных» доходов.

Концептуальное и прогнозное решение конкретных социально-экономических проблем на уровне, ясном для простого человека, как раз и доказывает реальную социальную направленность государства, привносит в общественное мнение необходимую стабильность и является важным фактором обеспечения уверенности в завтрашнем дне (особенно если планы систематически выполнять). А уверенность населения в будущем, заинтересованность в завтрашнем дне — мощный социально-психологический фактор повышения трудовой активности и экономического роста.

Система планирования и прогнозирования должна быть явно ориентирована на конкретное благо каждого конкретного человека, а не усилия человека должны быть направлены на абстрактные общие цели государства — мы это уже проходили... кончилось плохо.

Развитое прогнозирование

Чем сегодня качественно отличается прогнозирование в развитых экономиках? В первую очередь это ориентация на предвидение решений конкретных социальных, социально-экономических проблем, а экономические проблемы подаются как средства решения социальных проблем. Это и понятно — в развитом хозяйстве собственно экономический механизм не

является зоной столь пристального внимания, так как он уже сравнительно хорошо отлажен, отрегулирован государством, конкуренция и рыночные ме­ханизмы функционируют достаточно четко.

В России этот процесс отладки и балансировки рыночного механизма про­должается, но нетрудно заглянуть в недалекое будущее и понять, какое соци­ально-экономическое прогнозирование и планирование у нас будет, каким оно должно стать.

Сначала несколько слов о специфике развитого прогнозирования и плани­рования в рыночной среде: оно не может концентрироваться на мелочах и деталях (мелкие проблемы решаются «внизу» отлаженным рынком), внимание концентрируется на крупных проблемах.

Во-вторых, такое планирование и прогнозирование должно быть прозрачным — каждый гражданин при желании должен легко ознакомиться с прогнозом, концепцией и планом, знать, кто, как и какие решения принимает, кто за что реально отвечает.

Более того, сам процесс будущего прогнозирования должен носить более демократический характер — в нем при желании должны свободно принимать участие не только соответствующие госструктуры, но и независимые организации, эксперты; возможно широкое проведение опросов населения об облике желаемого будущего, пожеланиях и опасениях, о целях развития и способах их достижения. Многие скажут, что народ не готов... Но это оши­бочное суждение: именно народ у нас всегда знал о невозможности построения лубочного коммунизма, об опасности великого поворота рек, о недопустимости подрыва армии, флота, упадка оборонного комплекса, об опасностях заигрывания с ликеро-водочным вопросом и т. п. Короче говоря, народ всегда был меньше подвержен крайностям и волюнтаризму, чем отдельные лидеры и группы, народ всегда ближе к золотой середине — сбалансированному пути развития. И именно народ всегда на себе ощущает отличие патриота-производителя от патриота-потребителя, ощущает реальные масштабы коррупции, черного рынка, реального роста цен.

Будущее прогнозирование будет ориентировано на общие концептуальные качественные цели, выстраивать соответствующие стратегии, анализировать многовариантные сценарии развития, учитывать вероятностный характер развития (который в последнее время резко усиливается) и систему рисков (особенно военно-политические факторы и возросшую катастрофичность мирового развития), неп-

редсказуемость многих событий. Конкретное решение проблем детализируется в крупных народнохозяйственных проектах и программах. В перспективе, по мере развития планирования и прогнозирования возможно реальное прог­раммирование и открытое планирование включения/выключения экономических регуляторов в зависимости от состояния системы устанавливаемых индикаторов развития — в этой ситуации население и бизнес будет чувствовать себя все более уверенно и не опасаться завтрашнего дня. Во многом система прогнозирования и планирования будет сближаться с публичной политикой. Регуляторы рыночной экономики по мере ее развития будут носить все более экономический, косвенный, нежесткий характер, заменяя прямое администрирование; законодательная система стабилизируется; приблизится к мировым стандартам институциональная среда.

Формирование будущего

Теперь рассмотрим качественное, смысловое наполнение будущей системы прогнозирования и планирования. Конечно, это будет более социализированная, более обращенная на развитие человека система с соответствующими социально-экономическими критериями.

На первом месте в концепциях и прогнозах будут стоять нормативы повышения качества жизни и уровня доходов населения, продолжительность жизни, параметры здоровья населения, демографические параметры, конкретные цели развития социального обеспечения и гарантий, обеспеченность жильем, медицинским обслуживанием, рекреацией, развитие прав и свобод, защиты и безопасности (в том числе экологической), обеспечение социального равенства и отсутствия дискриминации граждан по любому признаку, снижение степени дифференциации благосостояния.

Постепенно, по мере развития экономики, все большую значимость по сравнению с экономическими ценностями в прогнозах и концепциях должны иметь конкретные цели по формированию новой системы социально-культурных ценностей в обществе. Важнейшими критериями становятся обеспеченность всего населения культурными, научными, образовательными, информационными благами, развитие интеллектуальной сферы и индивидуального творчества и предприимчивости.

В качестве средств достижения поставленных целей в первую очередь станут рассматриваться не потенциально возможные ресурсные вложения, а развитие фундаментальной и прикладной науки, инновационные процессы, формирование новых принципов доверия, государственно-частного партнерства, партнерских отношений в обществе, консолидации общества на базе общих социально-политических и культурных ценностей.

Под указанные цели и задачи и должен подстраиваться экономический блок, постепенно перестающий доминировать в общественном сознании как самоценность.

Конечно, в перспективе сам экономический блок претерпевает серьезные структурные изменения, связанные с тем, что Россия все более твердо встает на постиндустриальный путь развития с мощным развитием сектора услуг и интегрируется в мировую систему.

Развитие экономического блока явным образом увязывается в прогнозах с человеческим капиталом, управленческим капиталом, социальным капиталом (капитал «отношений»). Все виды вложений в человеческий фактор (и эффект от этих вложений) становятся важнейшими способами поставленных обществом целей.

Необходимой инфраструктурой развития человеческого фактора в экономике становится система непрерывного образования во взаимосвязи с со­вершенствованием и расширенным внедрением общедоступных информационно-коммуникативных технологий, сети Интернет, электронных библиотек и баз данных и т. п.

Другой качественно важный блок будущей системы прогнозирования и планирования — долгосрочный форсайт технологий, предвидение револю­ционных технологических прорывов, планирование переходов на более высокие технологические уровни в целях решения социально-экономических проблем. В принципе, в будущем нау-коемкость продукции, работ, услуг, любых видов деятельности будет неуклонно возрастать и косвенно свидетельствовать о благополучном развитии экономики.

В заключение не могу удержаться от особых замечаний по энергетической проблеме.

История показывает, что собственно энергетической проблемы не существует, а существует две другие:
• отставание во внедрении авангардных достижений науки в области энергетики;
• искусственная шумиха вокруг энергетической проблемы, создаваемая за­интересованными кругами для поддержания максимально высоких цен на традиционные массово производимые энергоносители с целью максимизации собственных доходов.

Постоянно подогревается паника «нефть и газ скоро кончатся!», при этом весь мир медленно, но верно переходит на альтернативные виды энергии и топлива, вплоть до обычного подсолнечного масла... При этом мир переполнен сверхпрогрессивными реальными идеями в области новой энергетики (водород, воздух, гелий, приливы и отливы, термоядерный синтез, энергия Солнца и чуть ли не звезд, все виды излучений и т. д. и т. п.).

Уже давно набили всем оскомину напоминания о том, что монополии с целью максимизации своих доходов «кладут под сукно», «не замечают», не стимулируют передовые научно-технические разработки, часто противостоят им. Но это действительно так! И тот, кто первым откажется от этой порочной практики, в перспективе сильно выиграет в качестве и уровне высокотехнологичного роста. Россия как энергетическая сверхдержава просто обязана сделать это первой именно потому, что у нас максимальный запас энергетической прочности и нам не опасно экспериментировать. Но если поступить наоборот— говорить, что у нас всего много и нам ничего нового не надо, то в очередной раз будем отброшены далеко назад, обогрев при этом весь неблагодарный мир.

Обсудить на форуме | опубликовано: 11.03.07